11:03 

Фанфик - Моя Алиса

Ashley_Black
Ирония — любимое, а главное, единственное оружие беззащитных.
Название: Моя Алиса
Авторы: Ashley_Black и The Cat Lady aka Woody (ник на квилетах)
Пейринг: Элис Каллен/Белла Свон
Рейтинг: R
Тип: фэм
Жанр: Romance, PWP
Размер: мини
Статус: завершен
Саммари: обратная сторона женской дружбы))
Предупреждения: ООС
Примечания:
от Woody: Эш заразила меня идеей написать совместный фик про Беллу и Элис)) Мы долго думали, и решили, что это будет фэмслэш)) Так что нас можно поздравить с двойным почином: первый наш совместный фик, и первый фэмслэш в нашем же исполнении)) Надеюсь, желающие прочитать найдутся))
от Эш: Я хочу сказать… Я не знаю, что хочу сказать. Все. Остальное вырезаем. Нет, ну идея… идеи тоже не было. У меня. Я просто что-то начала, и уже собиралась это что-то выкинуть. Да. Такое со мной случается часто. Но! *внимание, все затаили дыхание* Появилась Женя *аплодисменты*. Она посмотрела на этот выкидыш текст, и сказала: да ты больная! это ересь! не выкидывай, это не настолько отвратительно, как кажется с первого взгляда в этом что-то есть. И тут *барабанная дробь, вы все еще не дышите, да?* кому-то из нас пришла гениальная идея. Я поняла, что этот текст должен быть дописан в соавторстве. *смотрит смущенно*. А что? Ну если у самой руки не оттуда, то может кто-то, кто умеет – допишет. А Женя – она чудо жиш)) *посылает Жене лучи любви* Она и дописала. Вот это я называю соавторством, да. Читайте, в начале там бред, а потом вкусненька. Открываю секрет, я до этого фэм даже не читала)) Так что я прям лопаюсь от переполняющих меня эмоций. *можете уже дышать, блин*.

Белла не понимает, почему чаще других сумасшедших встречает в своей жизни сумасшедших с именем Алиса. Не важно – на странице книги, в жизни или же на просторах интернета.
Вот взять хотя бы ту самую Алису, которая то в Зазеркалье, то в Стране чудес. Она определенно ненормальная. А еще Алиса в «Гарри Поттере». Бывшую соседку, мисс Котчинс, которая часто впадала в маразматические истерики, обещая усадить за решётку всех невольно оказавшихся поблизости, тоже звали Алиса. А в школе была учительница, миссис Алиса Фергюсон, которая всегда пребывала будто бы в каком-то другом мире, где, видимо, было тихо, сладко и удобно. И вот её Алиса, кажется, тоже ненормальная.
Белле нравится такая ненормальность, она ничего не имеет против: устала от цикличной и правильной размеренности. Похожие друг на друга будни, непомерные обязанности, мама, которая, кажется, тоже никак не расстанется с детством. Вообще-то Белла очень удивлена, что маму зовут не Алиса, ведь у мамы тоже, наверное, какой-то свой, особенный, вид ненормальности.
У её Алисы короткие темные волосы, уложенные в стильную прическу, у её Алисы большие янтарные глаза, время от времени принимающие чёрный цвет. И это значит, что ей – Белле – стоит держаться в эти моменты подальше от своей Алисы.
Её Алиса видит будущее, стильно одевается и, временами, словно выпадает из реальности. И она очень любит её – Беллу. А еще у её Алисы есть брат. Брат тоже ненормальный, наверное, потому она и любит его. Хотя нет, она любит его за то, что он добрый, за то, что он преданный, за то, что он умный и такой джентльмен, за то, что он, такой красивый и удивительный, обратил свое внимание на неё – Беллу. И он чувствует её. Да, Эдвард идеальный, его просто невозможно не любить. И Алиса идеальная, по её – Беллы – мнению. Идеально ненормальная.
Этот идеальный мир дополняет идеальный Джаспер. Он словно заморожен где-то между двумя мирами, и он не выглядит опасным, скорее… пришибленным, но он же влюблён в Алису. Еще один брат Алисы и Эдварда – Эммет, такой же идеальный, как и все остальные, а еще он добрый, смелый, весёлый. Белле он нравится просто до невозможности, но он держит дистанцию, потому что Розали – самая красивая и самая идеальная в этом идеальном мире – не любит её – Беллу, – а Эммет влюблён в Розали.
И все же больше всех Белла любит Алису. Алиса особенная, совсем другая. Её ненормальность нравится Белле, зачаровывает. И еще Алиса – вампир, как и вся её идеальная семья.
Сначала Белле казалось, что все вампиры красивые, но потом она научилась понимать. Если у человека короткие ноги, то обратись он в вампира, ноги не вырастут. Если у женщины слишком широкие плечи, и толстая кость, то они не станут тоньше. Меняются только черты, и меняются – это очень грубо сказано. На самом деле вампиры не такие уж и красивые – это все дурман. Это какое-то волшебство, притяжение. Иллюзия. Белла понимает, казалось бы, но все равно не может отказаться от мысли, что если бы она была вампиром, то её тоже все считали бы красивой.
Джейкобу они не кажутся красивыми. Белла понимает причины: всё-таки враги. Но в силу характера ли, или же просто защищая свое мировоззрение, пытается убедить, что они красивые. Это очень важно для Беллы – быть красивой. Она всегда хотела быть красивой, правда, ничего для этого не делала, но её главным оправданием было то, что красивой нужно родиться. А еще Белла очень хотела стать такой же, как Алиса. Не сумасшедшей, нет. Особенной. А Джейкоб не поддерживает её стремлений, и это расстраивает Беллу. Она не знает, почему для неё так важно, чтобы Джейк разделял её взгляды, и обижается, когда он не желает даже выслушать обо всех преимуществах бытия вампиром.
Белла знает, что Джейкоб влюблён в неё. Он говорил ей об этом. Часто. Обычно это заставляет её чувствовать себя виноватой. Иногда это раздражает. Иногда она счастлива. Но потом ей еще более стыдно: нельзя быть счастливой, причиняя боль другому человеку.
Но Джейкоб только друг. Как Алиса. С ними так просто дружить. Они даже не представляют, насколько они похожи. Они оба для неё особенные. Они оба её лучшие друзья, они оба создают вокруг себя какую-то особенную, необычную ауру.
Джейкоб, конечно же, не подозревает об этих её мыслях, и Белла никогда бы не призналась ему, что сравнивает его с вампиром. Для него это было бы оскорблением, и, скорее всего, он бы обиделся на Беллу и несколько дней не разговаривал бы с ней. Но потом бы простил. Как простил за любовь к вампиру и вампирской семье, как продолжает прощать и любить, несмотря ни на что.
Алиса любит ходить по магазинам и часто тянет туда Беллу. Белла не любит магазины, не только потому, что у неё нет денег, но и потому, что просто теряется от обилия и разнообразия товаров, от ярких красок. Она понимает, что даже модная и стильная одежда вряд ли сделает её такой же красивой, как Алиса и её семья, понимает, что смотрится глупо и нелепо в вычурных нарядах, в которые пытается одеть её подруга.
Белла сидит и задумчиво смотрит в окно одного из кафетериев торгового центра, пока её Алиса совершает очередной рейд по бутикам. Алиса пожалела Беллу, не потянув её на этот раз с собой, а разрешив просто подождать в кафе за чашкой крепкого кофе с круассаном. Белла думает о том, что Джейкоб и Алиса чем-то похожи, но тут же прыскает и чуть не разливает кофе, представив, как Джейкоб отоваривается в модных магазинах нижнего белья, которые так любит её подруга. Другие посетители кафе оборачиваются к ней – странной девушке, смеющейся в одиночестве, – и Белла краснеет: от осознания того, что все смотрят на неё и от собственных непристойных мыслей. Иногда Белле кажется, что она сама ненормальная. Странно, почему Алисой не назвали её?
Алиса возвращается быстро, и Белла наблюдает, как все взгляды посетителей тут же обращаются к ней – но в них нет того сочувственного осуждения, как при взгляде на неё – Беллу, – нет, к Алисе прикованы только восхищенные взгляды, полные зависти и желания. Алиса грациозно опускается на стул рядом с Беллой – в её руках целая куча пакетов, – и Белла ощущает тонкий, едва уловимый аромат, исходящий от подруги – его трудно описать, но он буквально проникает в подсознание, будоража в нем какие-то неуловимые образы и чувства. Белла задумывается над тем, так ли работает вампирское обаяние, но тут же отгоняет ненужные мысли – ей так хорошо рядом с её Алисой. Алиса смеётся и шепчет Белле на ухо, что приобрела нечто особенное и хотела бы ей показать. Белла кивает и послушно встает, увлекаемая своей необычной подругой из кафе, где на столе все так же лежит недоеденный круассан и дымится надпитая чашка кофе, через торговый зал на улицу, к небольшому автомобилю ярко-канареечного цвета.
Алиса прыгает за руль и, дождавшись, пока Белла займёт пассажирское сиденье, тут же заводит машину и жмёт на газ. Алиса любит быструю езду, и краем сознания Белла отмечает, что в этом они тоже схожи с Джейкобом. Правда, он никогда бы не сел за руль машины такого цвета.
Алиса везет её к себе домой – сегодня выходной, и Чарли рад, что Белла выбралась на прогулку с подругой, тем более, он в полном восторге от Алисы. Несколько раз Белла даже задавала себе вопрос – не потому ли это, что отца привлекают подобные женщины – яркие, бесшабашные, не утратившие с возрастом детской наивности? Такие, как её мама. Но тут же одёргивает себя – мама вовсе не похожа на Алису, тем более что Алиса – не человек. Просто Чарли разбирается в людях, но совсем ничего не смыслит в любви. Чарли умеет выбирать друзей, Чарли рад, что Белла дружит с Джейкобом. И с Алисой.
Иногда Белле хочется узнать, какой она была раньше. А иногда ей просто страшно знать об этом. Алиса не помнит своего прошлого, она рассказывала об этом Белле. Её жизнь началась с того момента, когда она превратилась в вампира. Белле кажется, что в этом есть нечто заманчивое – начать жизнь с нуля, не помня, кем ты был раньше, не помня совершенных ошибок и не испытывая угрызений совести за них. И этот факт делает Алису еще более притягательной для неё – Белла надеется, что когда-нибудь она сможет разгадать загадку подруги и будет той единственной, кто сделает это. Белле вообще очень хочется быть для кого-то единственной – не только любимой, но и другом.
Машина останавливается у шикарного особняка в чаще леса. Белла думает о том, что стань она вампиром – тоже сможет жить в роскоши и любви, которыми её одарят Алиса, Эдвард и их семья. Что наконец-то кто-то будет заботиться о ней, не ожидая ответной заботы. Белла понимает, что такое желание эгоистично, но иногда ей хочется быть эгоисткой.
Алиса увлекает Беллу на второй этаж, в свою комнату, усаживает на кровать, а сама скрывается с пакетами за ширмой. Она так и не сказала, что именно купила. В доме пусто – все остальные Каллены отправились на охоту, в том числе и Эдвард, а Алису оставили присматривать за Беллой и составить ей компанию. От осознания того, что она одна в огромном доме посреди глухой лесной чащи в компании вампира, и никто не услышит её крика и не придет на помощь, у Беллы по спине поднимается стайка мурашек. Но ей не страшно, нет. Ей интересно, и она даже испытывает что-то вроде возбуждения, думая о том, что они с Алисой одни на сотни миль вокруг.
За ширмой происходит какое-то шевеление; Белла отвлекается от своих мыслей и переводит взгляд туда. Сначала появляется только рука – молочно-белая и мраморно-гладкая рука Алисы проводит по краю ширмы. Из огромного окна, заменяющего стену, на кожу падает лучик света, расцвечивая ее яркими алмазными капельками. Белла жмурится, когда свет, отразившийся от кожи подруги, бьёт ей в глаза.
Алиса медленно появляется из-за ширмы, и сначала Белла вообще ничего не видит, кроме ослепительно-яркого света – солнце почтило Форкс своим редким визитом, и его лучи освещают комнату. Белле кажется, что она внезапно очутилась в другом мире, попала в зеркально-перевернутое измерение. Она, затаив дыхание, смотрит на сияющего ангела, представшего перед ней, но тут на солнце находит туча, и хотя свечение гаснет, Белла всё еще остается в том, другом мире, в другой реальности. Перед Беллой появляется её подруга, её Алиса, одетая в соблазнительного вида белый корсет, отороченный над грудью то ли пушистым мехом, то ли короткими перьями. Белла не знает, чем именно, но хочет узнать, потрогать, провести пальцами по мягкой поверхности.
Алиса, улыбаясь, смотрит на неё. Белла, насилу оторвав взгляд от её груди (мех, это только мех, или пух), тоже смотрит ей в глаза, отмечая, что они чёрные. Ну да, Алиса же не пошла на охоту вместе с остальными. Алиса осталась с ней.
– Нравится? – тихо спрашивает Алиса, покачиваясь из стороны в сторону, отчего пушинки на её корсете слегка колышутся. Белла решает, что всё же это перья.
Она шумно сглатывает и кивает, почему-то вдруг лишившись дара речи. Алиса медленно подходит к ней – вообще-то Белла знает, что Алиса может двигаться очень-очень быстро, если захочет, но сейчас она или не хочет, или просто ей – Белле – так кажется, потому что в мыслях у нее полнейший сумбур и сахарная вата. Сладкая и пушисто-щекотная, как пух на корсете Алисы.
– Можно потрогать? – хрипло спрашивает Белла, когда грудь Алисы оказывается прямо перед её лицом. Алиса маленького роста, но Белла тоже не великанша, тем более, она сидит на кровати.
– Конечно, – усмехается Алиса, и в её усмешке Белле чудится какая-то странность. Будто бы Алиса – не Алиса вовсе, а Чеширский кот из Страны Чудес. И её улыбка может означать, как правду, так и ложь.
Белла медленно, как во сне, протягивает руку и легко касается кончиками пальцев пушистой, невесомой субстанции, которая окружает красивую грудь Алисы. У Алисы небольшая грудь, и вообще фигурой она больше похожа на мальчика, но в этом сексуальном неглиже её формы приобретают соблазнительные округлости и изгибы.
Белла осторожно гладит мягкую опушку, а потом случайно задевает пальцами полукруглую выпуклость над ней. Её тут же обдает жаром от мимолетного соприкосновения с ледяной кожей, и Белла хочет отдёрнуть руку, но холодная ладонь накрывает её пальцы, не позволяя сделать это. Белла в смятении и смущении поднимает глаза, встречаясь с сумасшедшим взглядом своей лучшей подруги. Глаза Алисы настолько тёмные, что не видно зрачков, и это пугает Беллу. Страх всё не проходит, он только усиливается, щекочет в груди и подстегивает возбуждение, когда тонкие холодные пальцы медленно поднимаются от ее ладони к запястью и дальше, скользя до локтевого сгиба. Белла прикрывает глаза, ей приятна эта прохлада на разгорячённой коже, и сама не осознавая, что делает, принимается ласкать выпуклые полушария, так удачно подчёркнутые корсетом. Это так странно – касаться женской груди. Но Алиса выдыхает, и её сладкое дыхание щекочет ноздри Беллы, опьяняя и обессиливая, отвлекая и увлекая. Холодные губы накрывают её рот, и Белла с готовностью отвечает на поцелуй, позволяя ледяному языку проскользнуть внутрь. Когда язычок Алисы касается её собственного языка, Белла резко открывает глаза, чтобы увидеть в полудюйме от себя чёрные омуты, увлекающие её в неведомые дали. Возможно, в путешествие по Стране Чудес. Глаза Алисы манят, обещают и пьянят, так же как и её сладкие губы. Какой-то частью сознания, ещё полностью не потонувшей в ощущениях, Белла отмечает, что поцелуи Алисы не похожи на поцелуи Эдварда – тот всё время держит дистанцию, чтобы не причинить ей вреда. Алиса же целует её жадно, даже грубо, будто бы желая распробовать, испить до дна. И Белле снова страшно, и от этого чувства становятся глубже, удовольствие электрическими импульсами бьёт по нервам, и она уже сама не понимает, от чего дрожит – от возбуждения, или от страха.
Алиса слегка толкает Беллу назад, и та падает на кровать, снова закрывая глаза, отдаваясь во власть сладких губ, которые уже скользят по её шее. Внезапно Белла обнаруживает, что осталась в одном бюстгальтере, её майка и кофта валяются рядом. Когда же Алиса успела раздеть её? Белла скользит руками по обнаженным плечам подруги, задевая лямки корсета и стягивая их вниз. Она чувствует, как её груди касается прохладная кожа, когда Алиса прижимается к ней. Холодный язык скользит по ключицам, достигая ложбинки между грудей, обводит контур бюстгальтера, и теперь Беллу буквально подбрасывает от простреливающего возбуждения. Ледяные руки касаются спины, щелкает застежка, и Белла ощущает свежее морозное дыхание, от которого тут же твердеют соски. Алиса снова прижимается к ней, и пух на корсете щекочет кожу Беллы. Она, наконец, решается открыть глаза, и тут же краснеет и закусывает губу от смущения. Белла не видит себя, но представляет, насколько развратно сейчас выглядит. Алиса отстраняется и снова смотрит на неё с улыбкой. Белла краснеет еще больше, теперь ей стыдно за свою бледную кожу, усеянную синими полосками вен, за прыщик, выскочивший над левой грудью, за шрам от падения с велосипеда на животе. Она не может не сравнивать свое тело с идеальным, без единого шрама или прыщика телом Алисы, с её бархатной, гладкой кожей, так не похожей на её собственную. Алиса смеётся, будто бы прочитав её мысли, тянет руки за спину, расстегивая какой-то невидимый замочек, и грациозными движениями освобождается от корсета, вгоняя Беллу в ещё большее смущение. Ей хочется схватить свои вещи, убежать отсюда куда-то в лес, и там, забившись под замшелый пень, плакать о своем несовершенстве.
Белла мельком касается взглядом обнаженного тела Алисы, а потом стыдливо отводит глаза в сторону. Алиса снова смеётся, берёт её за подбородок, поворачивая лицом к себе. Потом обхватывает длинными тонкими пальцами запястья Беллы и кладёт ладони на свою грудь. Белла вздрагивает, всё никак не привыкнув к ощущению холодной кожи, но послушно сжимает пальцы, чувствуя под ними твёрдую плоть. Несмотря на внешнюю мягкость и хрупкость, кожа Алисы и на ощупь, как мрамор. Белла осторожно касается маленьких тёмных сосков, и Алиса запрокидывает голову, закатывая глаза.
– Сильнее, – шепчет она сквозь приоткрытые губы.
Белла послушно сжимает её соски, сильно, понимая, что ей самой на месте Алисы стало бы больно, но Алиса только сильнее выгибает спину и протяжно стонет. Внезапно холодные пальцы касаются её груди, и Белла вся сжимается, ожидая боли. И боль приходит, когда Алиса тонкими, но сильными пальцами сдавливает розовые комочки чувствительной плоти, сжимает и перекатывает их, как горошины. Белла будто бы со стороны слышит свой крик, но это не крик боли, а скорее стон наслаждения. Низ живота с силой скручивает от сладкой истомы, между ног становится жарко и влажно. Краем сознания она понимает, что все происходящее с ней – неправильно: мало того, что её ласкает девушка, и не просто девушка, а вампир и лучшая подруга по совместительству, – и ласки эти не похожи на те, о которых она читала в слащавых любовных романах, – так, к тому же, она умудряется получать от этих ласк удовольствие.
Белле тоже, как и Алисе, внезапно хочется крикнуть: «Сильнее», но боль, страх и возбуждение, переплетясь в невообразимый клубок ощущений, просто не дают ей произнести ни слова. Алиса внезапно расслабляет руки, теперь её движения более плавные и нежные, почти невесомые. Этот резкий контраст заставляет Беллу дрожать так, будто она бьётся в судорогах. Почти неосознанные, но какие-то безумно развратные стоны вырываются из её приоткрытого рта, когда губы Алисы накрывают сначала один её сосок, слегка посасывают и сжимают, а потом касаются другого. Белла ощущает тяжесть тела Алисы на своих бёдрах, когда та садится на неё сверху, не прекращая своих ласк. Она и сама пытается ласкать Алису, снова с силой сжимает её соски, вызывая одобрительные стоны. Ногти Беллы скользят по нежной с виду коже и ломаются каждый раз, когда она пытается оставить царапину на теле подруги. Это должно причинять боль, но в той Стране Чудес, куда увлекла её Алиса, боль больше не имеет значения.
Алиса продолжает целовать её грудь, по очереди обводя соски языком, а её проворные пальчики тянутся к застежке джинсов Беллы. Она лишь на секунду отстраняется, и тут же Белла ощущает холод её пальцев на внутренней стороне бедра. Алиса аккуратно разводит в стороны её ноги, которые непроизвольно сгибаются в коленях; Белла чувствует, как шёлк трусиков скользит по её коже, пока Алиса медленно снимает их. Дрожь возвращается, Белла не знает, что Алиса собирается делать с ней, и от этого незнания, от всё еще леденящего душу страха, возбуждение становится почти болезненным, почти сумасшедшим.
Обжигающе холодные пальцы внезапно касаются её между ног, властно раздвигая складочки и дотрагиваясь до чувствительной, изнывающей от желания плоти. Только когда Белла чувствует лёд пальцев Алисы, она понимает, какая на самом деле там горячая, и не может сдержать крики удивления и острого, разрывающего тело наслаждения. Слышит тихий серебристый смех, но всё еще боится открыть глаза, боится того, что может увидеть и снова испугаться. Пальцы медленно ласкают, гладят, надавливают, потом скользят чуть ниже, и Белла инстинктивно сжимает ноги, и тут же ощущает прикосновение губ к шее.
– Прости, забыла. – Снова тихий смех, от которого, кажется, она еще больше распаляется и окончательно сходит с ума.
Алиса снова раздвигает её ноги, но уже не стремится проникнуть в её тело, а лишь продолжает легкими движениями ласкать клитор, одновременно осыпая поцелуями чувствительную кожу бёдер.
Белла теряется в незнакомых ощущениях и стонет, и извивается, поддергивая бёдра вверх. И когда на смену пальцам приходит язык – такой же холодный, – в её голове будто бы взрывается бомба, мир переворачивается с ног на голову, и пространство перед закрытыми веками озаряется яркими вспышками, так похожими на солнечные блики на коже Алисы.
Белла не слышит себя, но лишь, когда волна ярчайшего в её жизни удовольствия сходит на «нет», понимает, что, наверное, распугала всех зверей в округе своим криком. Эта мысль кажется ей безумно смешной, ей вообще хочется смеяться, петь и обнять весь мир. Белла чувствует, как её губы непроизвольно растягиваются в глупейшую улыбку. Она сейчас и сама сумасшедшая.
Белла решается открыть глаза и смотрит на Алису, которая так и лежит между её ног, легко поглаживая её живот. Эйфория сменяется диким смущением, которое постепенно перерастает в понимание того, что только что произошло.
– Элис… – Голос хриплый, она, наверное, вообще его сорвала. – Что же мы наделали?
Алиса улыбается. Её улыбка всё ещё напоминает Чеширского кота, и зрачки до сих пор слиты с радужкой. На Беллу накатывает новая волна страха, она только сейчас начинает осознавать, что Алиса могла сорваться.
– Просто я показала, как люблю тебя, – тихо и даже немного застенчиво отвечает Алиса, и интонация её голоса не вяжется с тем, где и в каком виде она сейчас находится. – Ты ведь тоже меня любишь, правда, Белла?
– Конечно! – Белла яростно кивает головой, борясь с желанием свести ноги вместе. Ей и стыдно, и неуютно, и странно. Это ведь был её первый раз, ведь можно же назвать это сексом? И он был с девушкой. И он был потрясающим. Но Эдвард…
При мысли об Эдварде начинают гореть не только щёки, но и уши. Сразу в голову толпами лезут воспоминания о том, как он бережно и заботливо относился к ней. А она чем отплатила? Переспала с его сестрой? Или как вообще это назвать? От ужаса Беллу начинает подташнивать, она смотрит на Алису, такую идеальную Алису, мерцающую в свете блеснувшего в окне солнечного луча, и мир вдруг с грохотом возвращается на привычную орбиту.
– Ну вот. – Серебристые колокольчики снова звенят над ухом Беллы, и ей так не хочется ни о чем думать. Алиса уже лежит рядом с ней, положив голову на её плечо.
Белла непонимающе смотрит на неё, а Алиса снова смеётся, а потом целует её – сладко, нежно, но без продолжения.
Вдруг она резко отстраняется, и её глаза покрываются легкой туманной дымкой. Белла пугается в тысячный раз за этот безумно длинный день, хотя она уже видела, как к Алисе приходят видения. Что она видит? Может, снова случилось что-то плохое?
Когда Алиса приходит в себя, она опять улыбается и кивает на разбросанную одежду.
– Эдвард будет здесь через полчаса. Я могу сказать ему, что ты пошла в душ.
Белла кивает и нехотя поднимается с кровати. Холодная рука касается её плеча, и, обернувшись, она с недоумением смотрит на полностью одетую Алису, которая протягивает ей какой-то пакет.
– На память, – говорит она, и глаза её снова нормальные. И улыбка простая и дружеская. Но Белла теперь знает, какой может быть её Алиса. И как с ней может быть хорошо. Внезапно её посещает мысль, что теперь ей вряд ли когда-нибудь придет в голову сравнивать Алису с Джейкобом.
Белла заглядывает в пакет и видит там белый атлас в обрамлении пушистого то ли меха, то ли пуха – она так и не поняла. Сверху лежит красивая карточка с подписью: «От Алисы».
Белла улыбается, хотя щёки всё ещё горят от смущения.
– Моей Алисы, – шепчет она.

@темы: сумерки, фикшен

URL
Комментарии
2013-12-28 в 03:57 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
Ты запостила наш! Молодцы мы, хоть пока мало кто прочитал))

2013-12-30 в 12:10 

Ashley_Black
Ирония — любимое, а главное, единственное оружие беззащитных.
The Cat Lady, да ладненька))) Это просто не тот фандом, не те персонажи))

URL
   

ash home

главная